2


Суббота-Loredas
25.11.2017 14:01

Летописи Тамриэля

TESmagic


В жизни нет ничего лучше собственного опыта. Вальтер Скотт

Приветствую Вас Путешественник | RSS Главная | Дух харрады - Форум | Регистрация | Вход |

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Творческая мастерская » Наши фанфики » Дух харрады (Дремора просыпается в очень странном месте с головной болью.)
Дух харрады
TakkonДата: Среда-Middas, 12.03.2014, 21:22 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 5867
Награды: 69
Статус: Выехал
Дух харрады   (выложено с разрешения автора)
Автор: Scarlet Queen
Соавторы: Crystal Silencе
Рейтинг: PG-13






 
LunaДата: Среда-Middas, 12.03.2014, 21:34 | Сообщение # 2
Министр Иносайтных дел
Группа: Администраторы
Сообщений: 16777
Награды: 155
Статус: Выехал
Ну да, в игре конечно, много таких условностей, которые в обычной жизни вызвали бы недоумение, согласна)))

Чем больше я сплю, тем меньше от меня вреда......
 
TakkonДата: Среда-Middas, 12.03.2014, 21:43 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 5867
Награды: 69
Статус: Выехал

 
     Дремора очнулся в почти полной темноте, совершенно неожиданно обнаружив себя в какой-то вонючей каталажке, с блохастым спальником в углу и даже без отхожего места. Видимо, поэтому из всех углов так
воняло.
    «Что происходит, кланфир его всё задери?! — подумал бедняга. — Вроде только минуту назад мы с кинвалом тихо-мирно пили «Дух харрады», и ничего такого в помине не было…»
    С большим трудом он разглядел за решёткой коридор, а через коридор — другую камеру и узника в ней. Узник почему-то, стоило дреморе шевельнуться, принялся монотонно бубнить:
— Так, посмотрите-ка, кого это к нам сегодня принесло?..
    Тут он запнулся, а через миг истошно заорал:
— ААААА! Дремора!!! Стража, сюдааааа! Тут Врата Обливиона! Вон уже один оттуда вывалился, спасииииите!
    Издали донеслось:
— Опять у Дрета глюки. То про Тёмное Братство гундит, то про Обливион… Слышь, ты, ща как тресну — ты не одни, а десяток Врат увидишь!
    Узник в соседней камере заткнулся.
    Голова разламывалась от боли. Дремора поднял руки ко лбу и — о ужас!!! — обнаружил, что его прекрасные валкиназские рога куда-то пропали, а на их месте торчали до непристойности короткие кёрльи обрубки. Хотя, надо признать, с такими позорными рогами держать голову прямо было куда легче: валкиназская «корона» ощутимо тянула упереться подбородком в грудь, перевешивая голову вперёд своей тяжестью.
    Не успел дремора осознать свою потерю, как откуда-то с задворков сознания послышался писклявый голосок, противно хихикавший:
— Ыыыыыы, ватэтомужыг! Ваууууу! Рубиццо за такого — один кайф!
    Вслед за этим случилось кое-что похуже, хотя казалось, хуже просто некуда. Несчастного дремору задёргало в разные стороны. Он против своей воли побежал вперёд, потом назад, влево, вправо, неуклюже подпрыгнул и
стукнулся темечком об низкий потолок. Приземлившись и ошарашенно потирая шишку, дремора стал размышлять, хотя давался этот процесс ему с трудом: «Неужели я в вытрезвителе? Быть не может. Во-первых, у нас не
такие низкие потолки. Во-вторых, воняет, будто тут нагадила целая стая скампов. В-третьих, какого спиддала тут так холодно?!» Тут до него дошло. «Едрить его дэйдрот… я ж теперь игровой перс, и мной теперь будут спасать этот вшивый Сиродил! Так это я в Нирне, в тюряге, и щас зайдёт император! Вот до чего доводит «Дух харрады», кошмар какой!..»
    Словно в подтверждение этих ужасных догадок, заскрипели не смазанные петли тюремной двери, в камеру вломилось несколько до неприличия низкорослых мужиков в побитых железных доспехах, а вслед за ними — странный старичок с перепуганными глазами и большущей красной стекляшкой на шее. От стекляшки прямо-таки несло поношением его дэйдричества Мерунеса Дагона, поэтому дремора как дагонопослушный гражданин Обливиона попятился в дальний угол камеры, дабы не оскверняться. Старичок вдруг вытянул руку, ткнул острым указательным пальцем в грудь дреморы и старательно прошамкал:
— Ты! Я видел тебя!.. — и разразился длиннющей тирадой, из которой следовало, что, ежели только перса не схарчат крысы в имперском подземелье, он всенепременно станет Защитником Сиродила.
— А вас не смущает, что я дремора? — угрюмо пробурчал дремора.
— У, какой молодец, вежливый, к старшим на «вы»… А тебя не смущает, что я, император, таскаюсь по тюряге при всём параде в компании недосамураев, гордо называющих себя клинками? И ведь какие бездельники! Меня ж зарежут у самого выхода, я им это говорю-говорю, предупреждаю-предупреждаю, а они мне: не извольте беспокоиться, Ваше величество, это всё ваш маразм крепчает, мы всех порешим-порубим, всех убьём, одни останемся! Ну не тупицы? И ведь правда — одни останутся!
    С такими словами император, брезгливо подобрав полы мантии, направился вслед за низкорослыми мужиками через пролом в стене куда-то в темноту. Дремора последовал за ним — делать-то всё равно было нечего. За поворотом послышались звуки мордобоя. Дремора хотел было вмешаться и покрошить до кучи всех, потом вспомнил, что его шикарные дэйдрические шмотки остались по ту сторону игры, а на нём только и есть,
что драное рогожное тряпьё, и если ему влепят промеж глаз, то будет бобо. Поэтому он благоразумно постоял в тенёчке, пока не стихло эхо рукоприкладства.
— Сволочи, они убили капитана Рено! — донеслось ворчание. — С юбилеем вас, товарищи клинки, кстати…
— А что такое?
— Да вот, сегодня ровно сотый раз как её мочат, по крайней мере, на моей памяти. Говорил же я, бабам в армии нечего делать…
    Голоса удалились. Дремора отлепился от стены, аккуратно обыскал трупы, положил себе в один карман бутылочку зелья волшебства, в другой — зелье лечения, снял с тела весьма грудастой дамочки самурайскую катану и пошёл дальше.
Темнотища была — хоть глаз выколи, поэтому он услышал крысиный писк раньше, чем крыса кинулась на него. Дремора уже поднял ногу, чтобы отвесить грызуну прицельный пинок, но тут на задворках сознания снова
послышался противный писклявый голосок:
— Абля! Крысы! Ну-ка, врукопашку их, потом мечик не надо чинить…
Дремора потряс головой, как бы стараясь вытрясти из мозгов этот жутковатый голосок. Но не преуспел. В следующий миг бедного старшего дэйдра согнуло в три погибели, меч вылетел из руки, и дремора, сгорбившись, принялся дубасить крыс кулаками. Наклоняться приходилось — иначе он до крыс кулаками не доставал. Измесив крыс в кисель, дремора хотел было пойти дальше, но не получилось. Вместо этого он против своей воли принялся отдирать крысье мясо от крысьих костей. Воняло это мясо ужасно. Мерзкий голосок на задворках сознания пропищал:
— О, ингредиентик! В инвентарь его! — и дремора вынужден был упихать отвратные куски опять-таки в карман. После чего подумал, что этаким макаром вскоре не сможет передвигаться — карманы заметно вздулись. Если всё сколько-нибудь ценное и впредь будет отправляться в карманы, то ходить станет весьма затруднительно, потому как в штанах, кроме ног и карманов со всяким хламом, находились и другие вещи, весьма и весьма ценные…
Потом ему повстречался зомби. Дохлятина долго таращилась на дремору, видимо, соображая полусгнившими мозгами, кто это тут такое появилось. Засим, дыхнув перегаром, зомби громко рыгнул, размахнулся и
дал дреморе в глаз. Старший дэйдра, видимо, позабыв, что его прежние боевые навыки здесь в загоне, вознамерился отвесить зомбяре удар ногой с разворота, однако же в руку дреморе прыгнула самурайская катана, и он принялся полосовать мертвечину клинком. Катана скрипела и очень быстро тупилась.
«Не сталь, а говно кланфирье, — мысленно выругался дремора. — Чего и ждать от смертных оружейников…»
Сваливши зомбяру и вновь-таки невольно откромсавши от мертвяка увесистый вонючий кусок, дремора, полный отвращения к себе самому, игроку и Акатошу, сунул падаль — куда? — верно, в карман. И поплёлся дальше. Настроение упало ниже Вод Обливиона.
    Проплутав в темноте не менее трёх часов и укокошив за это время не менее десятка крыс, дремора набрёл на хорошенький скелет. Рядом со скелетом валялись: лук, стрелы, барахло (у смертных гордо именуемое тяжёлыми доспехами) и вялые кочны салата. Дремора взял лук, приладил за спину (хорошо хоть не в карман) колчан со стрелами, потом зачем-то выпустил стрелу в бадью, болтавшуюся над древним колодцем в углу. Зачем он это сделал — и сам не понял. После чего подобрал стрелу и… сунул натянутый лук опять-таки в карман. В сундуке неподалёку обнаружилось золотишко и кусок бутылочного стекла, которое можно было принять за изумруд, только упившись абсентом. Всё это отправилось в карман.
    Внезапно дремора с непередаваемым ужасом осознал, что он вообще-то уже одет не в рогожные обноски, а вовсе даже в проржавевшие, но всё-таки железные кирасу, поножи и сапоги. Шлем ему тоже попался, но так
как рога под шлемом никоим образом не хотели умещаться, дремора упихнул сей головной убор также в карман.
И ладно бы безразмерные, но откуда вообще взялись карманы в железных поножах?! Отчаявшись это понять, дремора плюнул, выругался и зашагал дальше.
 
TakkonДата: Среда-Middas, 12.03.2014, 21:47 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 5867
Награды: 69
Статус: Выехал
***
      
      К моменту, когда он вылез из подземелья, произошло много гадкого.
Позади остались порубленные в фарш гоблины, а в пресловутых карманах у
дреморы теперь имелись: посох гоблина-шамана, стреляющий электричеством
(на электричество у старшего дэйдра была ужасная аллергия, каждый раз
после выстрела он начинал так чесаться, что его можно было убивать
голыми руками), камни душ, немного золотишка, доспиддала крысьего мяса,
несколько бутылочек с разными зельями, ступка и пестик Новичка (кто был
этот несчастный Новичок и не его ли скелет валялся внизу, дремора не
знал) и ремонтный молоток. Окромя всего прочего, разжился дремора и
факелами, причём они ровно ничего не весили. «Однако, смертные преуспели
в зачаровании факелов на невесомость…» — решил он и зауважал смертных.
      По дороге синяки и покусанные крысами ноги стали так докучать
дреморе, что пришлось выпить одну из бутылочек под названием «Зелье
лечения, 0,5 л». После приёма снадобья синяки, рваные раны на ногах и
даже огромный фингал под глазом улетучились как по волшебству. Кстати, о
волшебстве: оказалось, что из памяти дреморы испарились все заклинания,
кроме паршивого лечения ссадин и такого же паршивого огненного шарика
размером с одуванчик.
      Настроение у дреморы поднялось. Правда, его донимало странное
чувство: разумом он понимал, что после таких приключений ему должно
просто дико хотеться жрать, однако ни голода, ни жажды он не ощущал.
Поразмыслив, он решил, что удобней всего будет думать, будто всё это ему
снится, и ничему не удивляться.
      Он выбрался в довольно светлое и цивильное подземелье, с
множеством колонн и кучами каменных обломков на полу. Издали послышались
голоса:
      — Где там этот хмырь шастает? Уже ноги отваливаются стоять и ждать, пока он там по подземельям набегается!
      — Угу, а представь, если его там крысы сожрут? Вот номер будет! Нам тогда торчать тут бесконечно.
      — Я сдурею от трепотни этого старикана, он всё мелет и мелет чепуху о конце света!..
      Дремора понял, что все ждут именно его, поэтому не стал томить
жалких смертных ожиданием, а выступил из темноты на свет. Один из
низкорослых мужиков, откашлявшись, принял театральную позу и завёл
нараспев:
      — Опять этот заключённый! Убейте его, он может оказаться одним из них!
      Старичок-император поднял руку и выдал в лучших традициях стихосложения:
      — Нет! Не из них он… — дальше образовалась лекция по астрономии.
Дремора хотел было заявить, что он рождён под знаком Балрога, что даёт
ему прибавку к магии в пицот единиц и умение раз в день сморкаться
огнём, но противный голосок с задворок сознания велел ему заткнуться и
немедленно родил бедолагу под знаком какого-то Мага, с куцым огрызком
магии в писят единиц. Дремора чуть не взвыл от обиды, но вспомнил — всё
это ему снится! — и успокоился.
      Вся компания двинулась по коридорам, причём дреморе всучили факел и
велели его нести. Старший дэйдра оскорбился и хотел гордо сказать, что
вообще-то неплохо дерётся, но вспомнил, как его поставили буквой «зю» и
принудили забивать крыс кулаками вместо меткого пинка, и промолчал.
      Они пришли в какой-то стрёмный тупичок, и тут внезапно император, привстав на цыпочки, дёрнул старшего дэйдра за ухо:
      — Слушай сюда, юноша, и повнимательней, а то меня, понимаешь ли,
щас грохнут, и времени повторять для тупых у меня не будет. Эх… —
мечтательно произнёс дед, — ещё немножко, и Скайрим выйдет, а я
наконец-то на пенсию уйду. Да, так о чём это я! Вот тебе, юноша, Амулет
Королей, — он снял с шеи огромную красную стекляшку и вручил дреморе, —
пойди отнеси туда не знаю куда и отдай тому не знаю кому. Смекаешь?
Только не вздумай надевать! Я, понимаешь, цепочку троллячьим жиром
намазал — попробуешь надеть, а она из рук выскальзывает, бац — выронишь,
и разобьётся. Ты всё понял? — строго спросил дед.
      Только дремора хотел сказать, что слыхом не слыхивал о материке
под названием Туда Не Знаю Куда, как стена за спиной императора
испарилась, в образовавшуюся дыру влез молодчик с подозрительной рожей,
подошёл к императору и гундосым голосом заканючил:
      — Уриээээль Септиииимыыыыч! Ну вы долго ещё? Мне, понимаешь, убить
вас надо поскорей, а то призванный кинжал щас исчезнет, а у меня магия
закончилась и зелье волшебства тоже!
      — Я уже девятый десяток Уриэль Септимыч, — кашлянул император, — а
ты кто таков? Ладно, ладно, — смягчился он, — сейчас убьёшь, дай
воротник расстегну, чтоб тебе мозоли на ладошках не натереть…
      — Ваше величество, разрешите, я ему дам в глаз, — попросил дремора угрюмо.
      — В глаз? Ну попробуй! — издевательски хихикнул император.
Произошло нечто странное: у дреморы отнялись руки-ноги, а посему он мог
только наблюдать, как молодчик аккуратно полоснул императора по горлу,
старик успел пискнуть «наконец-то хоть посплю» и свалился замертво.
После чего раскумар у дреморы прошёл, и он кинулся метелить убийцу.
Послышался грохот, в помещение ввалились низкорослые мужики, и следующие
несколько минут все от души лупцевали друг друга чем и по чему попало.
Дремора, кажется, заехал одному смертному под дых, а другому под зад, но
старшего дэйдра простили, списав промашку на тормоза игры.
      Внезапно мужики поняли, что врагов не осталось и бить некого,
кроме как друг друга. Отдышавшись, один из мужиков, негр, подошёл к
дреморе и заговорщически пихнул его локтем в бок:
      — Слышь… ну чё, старый сковырнулся?
      — Угу, — кивнул дремора.
      — А цацку тебе отдал?
      — Угу.
      — Куда нести, знаешь?
      — Найду.
      — О, ну и молоток. Тогда я ща свой игровой долг выполню,
попричитаю над телом, а после мы с тобой подытожим… Кстати, меня
Баурусом звать. Будем знакомы, товарищ!
      «Чахлый скамп тебе товарищ», — подумал дремора. Баурус, гулко бия
себя в кирасованную грудь, произнёс над телом краткую прочувствованную
речь, а отдохнув, снова подошёл к дреморе:
      — Ну вот. Щас ты пойдёшь в канализацию, только прежде заполни
таможенную декларацию. Вот тут галочками поотмечай, чем и как ты будешь
мочить бедных крыс, вампиров и гоблинов.
      Дремора не глядя начёркал чего-то в подсунутом Баурусом пергаменте. Баурус глянул и вытаращил глаза:
      — Даааа?! Никогда бы не подумал! Ну ладно, в общем, у тебя вряд ли
с ними будут проблемы… а вообще, по секрету скажу, — достаточно нырнуть
разик-другой в сточный резервуар, и от твоего амбре разбегутся все
вражины. Вот тебе ключ от двери наружу. Оставишь его торчать в замке, я
приду заберу. Всё понял? Ну давай, вали, мужик. Земля тебе пухом… тьфу,
то есть удачи!..
 
TakkonДата: Среда-Middas, 12.03.2014, 21:49 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 5867
Награды: 69
Статус: Выехал
***
      
      Можно долго рассказывать о мытарствах дреморы в Нирне, но на это
уйдёт слишком много времени. Если вкратце, то получится примерно так.
      Когда, забрызгавшись дерьмом по самые рога, дремора выбрался из
канализации, он увидел перед собой чистую воду озера. Естественно,
старшему дэйдра, не выносившему смертных ароматов, захотелось
выкупаться. Разумно было раздеться и бросить тяжёлую броню и оружие на
берегу, а самому влезть в воду. Однако почему-то ноги понесли его
прямиком в воду, и он как был в броне, с оружием и полными карманами
всякого хлама, так и плюхнулся в воду. Конечно, так было вроде удобнее —
моешься вместе с доспехами. С другой стороны, дремора отчаялся понять,
почему тяжеленные железяки не утянули его на дно.
      Кое-как помывшись, он вылез на берег, и тут на задворках сознания
ожил противный голосок: «Вы перегружены, бляяя, и пёрышка нет». Дремора
помянул дэйдротью жопу и подумал, что распотрошённых подушек тут только и
не хватало. После чего нашёл кусты погуще и отправился облегчаться.
      Потом он дрался с несчётными толпами бандитов, которые вели себя
довольно жутко — резво кидались в драку, путаясь ногами в собственных
кишках, и так пока не повываливаются абсолютно все внутренности. Сколько
дремора ни мечтал въехать метким ударом по черепушке бандиту, ничего не
получалось — постоянно промахивался. Но это было ещё терпимо. Совсем
паскудно становилось, когда дремора с грустью осознавал, как он воняет.
Лезть мыться прямо в доспехах было страшновато, а он уже знал, что
раздеться перед мытьём ему не дадут.
      После каждой десятой драки ужасно хотелось спать. Он отыскивал
какой-нибудь топчан, следил, чтоб там было поменьше блох, клопов и вшей,
отсыпался, а проснувшись, обнаруживал, что у него во сне отросли
мускулы и рога. Это не могло не радовать, особенно когда рога стали
возвращаться к привычному виду, но голова под их тяжестью клонилась всё
ниже. Правда, глядя себе под ноги, дремора находил уйму ценных штучек
прямо в пыли под ногами. Забавно и страшновато было, когда он
намеревался взять какую-нибудь вещь, но стоило протянуть руку, как его
кисти краснели так, будто он их вымочил в свекольном соке. Правда,
покраснение пропадало, как только он отдёргивал руку.
      Он обирал — позор для гордого старшего дэйдра! — бандючьи трупы и
снимал с них меховые кирасы, поножи, щиты, шлемы, перчатки и сапоги.
Карманы у него раздувались так, будто он ходил не в броне, а в галифе.
Дремора нашёл неплохой способ избавляться от всего этого барахла: он
попросту продавал хлам местным барыгам; правда, они не желали покупать
истерзанные ошмётки. Это была отдельная история: дремора, как побирушка,
заглядывал во все ящики и бочки в поисках иголки с ниткой, желая
починить меховые и кожаные доспехи, но вот беда — иголок и ниток не было
и в помине. Вместо этого под руки постоянно лезли ремонтные молотки.
Однажды дремора в сердцах изо всех сил ахнул молотком по меховой кирасе —
и, о чудо, прорехи пропали, будто их и не было.
      Потом дремора обнаружил, что в столице смертных есть вполне
недурственная арена, и решил самоутвердиться. Конечно, его там облаяли
ещё до первого поединка, однако он был уверен, что пререкаться со
смертными недостойно его высокой дэйдрической природы, и смолчал. Ему
выдали ужасного вида доспехи, в которых он выглядел как приверженец
самого жёсткого садо-мазо. Когда он в этих доспехах выходил на арену для
очередного боя, смертные девицы швыряли ему с галёрки пергаменты со
своими адресами и непристойными предложениями. Оно и понятно, ибо
кошмарное произведение озабоченных оружейников выставляло на всеобщее
обозрение всё самое дорогое для любого мужчины, а проклятые девки из
Жёлтой команды так и норовили пнуть именно туда. Дремора прикрывался
щитом, терпел унижения и мечтал проснуться в родной дэйдрической кирасе.
      Дослужившись до звания Великого Чемпиона, дремора был поражён — за
ним добровольно увязался эльфёныш слегка нетрадиционного вида. Сначала
дремора обрадовался и хотел изжарить и сожрать эльфёныша на первом же
привале в своих странствиях, но потом оказалось, что пацан готов стирать
ему трусы и портянки, чистить сапоги и даже чесать спину. Сперва
дремору это забавляло, но потом юный обормот ему так надоел (кроме своей
прилипчивости, он ещё и постоянно поминал Азуру, чем вызывал у дреморы
дополнительные приступы патриотизма), что старший дэйдра грозно пообещал
изнасиловать эльфёныша на следующей же стоянке, если тот не уберётся
прочь. Каково же было изумление дреморы, когда пацан, преданно глядя ему
в глаза, исступлённо закивал, захлопал ресницами и пустил слюни от
счастья. Дремора обозвал его скампьим выродком и оставил в покое.
      Впрочем, с этим эльфёнышем в затяжных походах бывало не так
скучно. Сидя у костерка на привале, дремора иногда заговаривал с
парнишкой:
      — Эй, ты, сопля… Давай скампуй отсюда, нам щас морды бить будут.
      — Откуда вы знаете, о Великий Чемпион?! — встрепёнывался пацан.
      — Чё, оглох? Барабаны звучат. Музло, понимаешь, агрессивное. Эх,
едрыть вас дэйдрот, ЭТО у них называется боевой музыкой… вот у нас,
бывало, на благотворительном концерте имени великого Дагона… вот там
была АГРЕССИВНАЯ музыка!
      — Осмелюсь возразить, о Великий Чемпион, — обычно отвечал
сопливец, — это не сигнал к битве, а всего лишь вступление перед соло на
басу!
      Он, конечно, ошибался, после чего дремора, кряхтя и ругаясь, что
не дали отдохнуть, брал ужасного качества стеклянную клеймору и шёл
убивать тех, кто нарушил его покой. А потом долго разыскивал эльфёныша в
густых кустах. Почему-то оставить пацана на съедение волкам дремора не
мог. Это заставляло его питать ещё более глубокое отвращение к себе —
мол, понабрался у смертных всяких слезливостей, — но ничего поделать
было нельзя. Правда, он быстро забывал о самокопании, потому что
скатывался в совсем уж глубокую депрессию, пытаясь починить разбитую
стеклянную клеймору молотком.
 
TakkonДата: Среда-Middas, 12.03.2014, 21:50 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 5867
Награды: 69
Статус: Выехал
***
      
      Всё переменилось, когда в один прекрасный день дремора вдруг
обнаружил, что на его карте в том месте, где находится Кватч, красуются
странные белые пятна. Сначала старший дэйдра со стеклянной клейморой
наперевес в ужасном гневе гонялся за эльфёнышем, уверившись, что пацан
по ночам любуется на скриншот Великого Чемпиона в переодевающемся виде.
Потом дремора поостыл и понял, что белые пятна — самые настоящие
картографические белые пятна, то бишь terra incognita, неисследованные
территории. От скуки он решил пойти туда и поисследовать.
      Как же он обрадовался, когда, прибыв ко стенам Кватча, обнаружил
те самые Врата, о которых грезил всё это треклятое время!!!
      Из Врат мирно пахло самым настоящим кланфирьим говном, а не
отвратным суррогатом, производимым нирновскими коровами и козами; веяло
ни с чем не сравнимым родным жаром лавы; но самое чудесное — оттуда то и
дело выскакивали дивные существа и самым изящным образом хрумали
смертных.
      Дремора мысленно взвыл от тоски по родине и тут же предложил
стражникам помощь — дескать, пойти и закрыть Врата. Капитан стражи,
такой же низкорослый хлюпик, как и все смертные, гордо назвался
Савлианом Матиусом (дреморе было начихать, как его зовут), заявил «в
отваге тебе не откажешь» (а то старший дэйдра сам не знал), ударил себя в
грудь и напутствовал дремору благословением Акатоша. Хорошо, что
дремора уже этого не слышал.
      
      ***
      
      Пройдя во Врата, он готов был пустить скупую дэйдрическую слезу от
счастья. Но экстаза у него поубавилось, когда он увидел, что эльфёныш и
сюда пустился за ним. Дремора чуть не отдал надоедливого фаната на
съедение местным атронахам, но потом в голову старшему дэйдра пришла
другая идея, получше. Заколдовавшись на невидимость (благо он уже
вспомнил, как это делается), дабы не позориться перед знакомыми дурацкой
смертной бронёй, он поспешил к главной башне. Там обычно стояли на
страже возле клетки со смертными кинвалы и кинмаршеры.
      Дремора не ошибся. Клетка со смертным на верхушке башни действительно была, и смертный орал во всё горло:
      — Сюда! Эй! Скорее! Ко мне!
      Дремора спокойно поднялся наверх и подошёл к клетке. Человек скуксился:
      — Ты это… я думал, ты из Нирна…
      — Из Нирна. Чего орёшь? — спросил дремора.
      — Дык… чтоб услышал кто-нибудь из Нирна.
      — Ты отсюда до Нирна доораться хотел? Во даёшь. Ну, я услышал. Тебе полегчало?
      Человек подавился замысловатым ругательством. В это время снизу
послышался топот. Стучали каблуки дэйдрических сапог — сладкая музыка
для ушей дреморы. На площадку выбежал взмыленный кинвал в шлеме и сходу
зачастил:
      —
Тебе-не-следовало-появляться-здесь-смертный-я-убью-тебя-а-твою-плоть-возьму-себе…
— тут он поперхнулся: — Ба! Да это ж вы, ваша длиннорогость! А вас тут
обыскались… — Он сорвал с головы шлем, и дремора с облегчением увидел
своего старого друга и собутыльника. — Где ж это вы пропадали?
      — Так это был не сон? — удивился дремора, дружески облапив кинвала и хлопая его по спине.
      Кинвал воровато огляделся и зашипел на ухо своему другу:
      — Только вы никому… Дело в том, что вы, ваша длиннорогость, когда
со мной нажрались в тот день, спьяну обозвали его дэйдричество Дагона
осьминогом с томагавком… Ну и, конечно же, вас наказали. Отправили в
Нирн искупать грехи. Пока сами не найдёте путь обратно. Вы спасибо
скажите, что у вас рога отросли.
      Дремора потерял дар речи от ужаса. Он и представить себе такое святотатство не мог. Тем более со своей стороны.
      — Однако… «Дух харрады» забористый оказался…
      — И не говорите!
      Старшие дэйдра долго молчали, затем кинвал робко предложил:
      — А не выпить ли нам… за радостную встречу?
      — С удовольствием, — отозвался дремора, — только не «Дух харрады». Лучше по элю.
      — Только у меня того… на закусь деньжонок совсем нет, — повинился
кинвал, — получки-то не дали, сказали, на сигильские камни сильно
потратились, мол, получки в следующие пару сотен лет не ждите…
      Дремора широким жестом повёл рукой.
      — Закуси у нас, дружище, немерено. В клетке один сидит, а я второго привёл.
 
ProfessorSeverusДата: Четверг-Turdas, 13.03.2014, 11:24 | Сообщение # 7
Партурнакс Георгиевич
Группа: Главный администратор
Сообщений: 17609
Награды: 157
Статус: Выехал
Это все?

О! Эльберет Гильтониэль!
Где бы не были бестолковые животные, хищники всегда неподалеку... Янус Гассилдор



Моя главная проблема в жизни — это равнодушие к внешнему миру. ©Карл Лагерфельд
 
LunaДата: Пятница-Fredas, 14.03.2014, 07:01 | Сообщение # 8
Министр Иносайтных дел
Группа: Администраторы
Сообщений: 16777
Награды: 155
Статус: Выехал
незавершенно как-то получилось, хотя начало - интересное. Вот первый про дремору мне понравился больше, да.

Чем больше я сплю, тем меньше от меня вреда......
 
Форум » Творческая мастерская » Наши фанфики » Дух харрады (Дремора просыпается в очень странном месте с головной болью.)
Страница 1 из 11
Поиск:

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]


Copyright ImperialCity ©2009-2017 При копировании материалов - ссылка на сайт  обязательна!

free counters Rambler's Top100